Если Вам необходимо с красивым ландшафтным дизайном заказать свадебный банкет под Киевом Вам необходимо обратиться к загородному ресторанному комплексу Seasons Spa


Необходимо управление репутацией? Компания Invenio Promotion Вам в этом поможет.

 

Подписаться на рассылку новостей

Партнеры

Центр громадьско-правових ініціатив Феміда

Центр громадьско-правових ініціатив Феміда

пассажирские перевозки

пассажирские перевозки 

Александрия

Один из лучших парковых ансамблей Украины – Александрия – выдающийся памятник садово-паркового, искусства эпохи романтизма (конец ХVIII-ХIХ в.). Его красотой восхищались А.С.Пушкин и Т.Г.Шевченко, здесь бывали Г.Р.Державин, декабристы С.И.Муравьев-Апостол, М.П.Бестужев-Рюмин, друг Пушкина и декабристов, поэт граф Густав Олизар, многие члены императорской семьи.

Усадьба Александрия была загородной резиденцией гетмана Ксаверия Браницкого и его супруги Александры Энгельгардт, племянницы Светлейшего князя Григория Потемкина, любимой фрейлины императрицы Екатерины.

Усадьба и парк занимали обширную территорию на месте природной дубравы у реки Рось, в окружении полей и лугов. По оврагам сбегали речки, несшие чистую целебную воду. Один из лучших парковых павильонов - колоннада "Эхо" – был построен у целебного, источника и служил укрытием от непогоды для детей Браницких, когда они ходили пить воду. В торцах колоннады были великолепно оформленные комнаты для отдыха, убранные мебелью, коврами и картинами.

Рельеф территории с уклоном к реке и перепадом высот в двадцать семь метров, выходы скальных пород, особенно над рекой у подножия Палиевой горы, определили необычайную живописность планировки, ее естественность. Зеленое убранство парка гармонично сочеталось с его великолепными парковыми постройками, зеркальными прудами и долиной реки. Основа парковых композиций – природный лесостепной ландшафт – дубовый лес в сочетании с полянами, и лугами. Как принято было в романтических парках, его окружал глубокий ров, и территория как бы сливалась с окрестностями, Изумительные виды на долину реки поражали воображение. Собственно парк занимал около 200 га; 10 из них были отведены под большую поляну в центре, окруженную старыми деревьями. Некоторые до сих пор сохранились в районе Большой и Малой полян.

Парк, заложенный в конце ХVШ в., достиг кульминации в своем развитии в середине XIX в. В его первоначальный замысел были внесены изменения, особенно ландшафтным архитектором А.Энсом, проработавшим в Александрии пятьдесят четыре года.

Наиболее привлекательным участком стало композиционное ядро – Большая поляна, покрытая зеленым ковром цветущих трав с мощными группами вековых деревьев. С раннего утра и почти до захода солнца она залита ярким светом, придающим пейзажу легкость и прозрачность. Отсюда хорошо просматриваются белоколонный павильон "Эхо", "Романтические Руины" над прудом и каскадом, арочный мост, костел Иоанна Предчети и долина реки.

Но вернемся к истории. Белоцерковские земли были дарованы Браницкому в 1775 году Станиславом Августом Понятовским, последним польским королем. В Белой церкви построили так называемый "Зимний дворец", а для летнего жилища и парка выбрали неподалеку живописное урочище "Гаек".

В 1768 году летняя резиденция уже почти устроена. Она включала четыре одноэтажных павильона, достроенных впоследствии до двух этажей, отдельный павильон для гетмана, танцевальный павильон (Бальный зал) и "гостиницу", разделенную на десять апартаментов. Павильоны были прекрасно отделаны. По описаниям современников, один из павильонов, например, был "украшен мрамором, росписью и заграничными фарфоровыми вазами дорогой работы".

Александра Васильевна Браницкая, статс-дама, близкая к императорскому дому и по титулу, и по родственным связям, приехала в Белую Церковь из столицы. Устраивая свои парк по моде того времени, она внесла в его семантику тему романтических воспоминаний о прекрасных загородных резиденциях Петербурга, особенно о Царском Селе, где прошла ее юность.

В парке постепенно формировались отдельные участки – "сады" – мемориального, развлекательного и практического характера.

Уже в самом названии парка был заложен множественный смысл. "Александрия" – парк имени его хозяйки и любимого внука императрицы - будущего императора Александра I; и воспоминание об Александровском парке в Царском селе. "Александровская" тема продолжалась и позднее. Во время устройства Аракчеевым военных поселений император бывал на юге и проездом навещал овдовевшую Браницкую. Ночевал он в одном из павильонов Александрии. После визита императора на новом участке парка был установлен его бронзовый бюст на каменном постаменте. Постепенно возник сад в память о связи владельцев усадьбы с царской семьей. Усадьбу посещали Николай I, Александр II, Великие княгини и князья. Этот мемориальный сад был окружен металлической витой решеткой, вставленный в каменные столбы, украшенные рельефными цветочными гирляндами. Каждое деревцо, посаженное членами царской семьи, было окружено балюстрадой с позолоченной царской короной.

ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ АЛЕКСАНДРИИ

Память о фельдмаршале Потемкине, который умер на руках у А.В. Браницкой во время последней поездки на Украину в 1791 году, хранил "Сад Потемкина" в западной части парка. Мемуаристы упоминают о белой мраморной "Святыне" с бюстом Потемкина. Речь шла, очевидно, о парковом павильоне Ротонда (в действительности это полуротонда, или экседра), архитектура которого почти повторяет павильон Чарльза Камерона "Памятник родителям" в Павловском парке под Петербургом.

Интересно упоминание о саде "Защита цветов". В нем были установлены, подаренные императрицей танцующие фигуры в цветных народных костюмах. Фигуры переплетались постоянно обновляемыми сезонными цветами.

После болгаро-турецкой кампании 1828 году, в которой участвовал зять А.В. Браницкой М.С.Воронцов, появился сади* "Варна" и "Турецкий домик", Е стены которого были вмуровань камни с араоскими письменами. На обломке скалы установили скульптуру девушки, плачущей над разбитым кувшином. Это была копия известной скульптуры П.П.Соколова "Молочница с разбитым кувшином" в Екатерининском парке Царского Села,воспетая в стихотворении Пушкина "Царскосельская статуя".

 

Урну с водой уронив, об утес
ее дева разбила. 'Веба печальна сидит,
праздный держа черепок, "Чудо! не сякнет вода,
изливаясь из урны разбитой; Дева, над вечной струей,
вечно печальна сидит.

Сад "Мур" служил для защиты теплолюбивых растений от холодных ветров. Он был огорожен оштукатуренной каменной стеной в виде замкнутого прямоугольника 270 X 135 м, покрытой красной черепицей. В сад было два въезда – хозяйственный и парадный. О многочисленных "китайских" затеях Царскосельских парков напоминает Китайский мостик на плотине "Лебединого озера" – трехпролетная арка со сводчатыми пролетами и китайской беседкой в центре. У входа на мостик на ступеньке стояли фигуры китайцев в натуральную величину. Теперь они заменены сидящими фигурами из бронзы, которые хорошо соответствуют масштабу всей композиции.

Особый семейный смысл имела традиционная парковая колонна из серого песчаника на гранитном пьедестале. Ее завершала композиция "Пеликан" (традиционный символ беззаветной отцовской любви); птица разрывает себе клювом грудь, чтобы накормить птенцов. Колонна была посвящена родителям, о чем говорила надпись: "Благодарные дети родителям". Ксаверий Браницкий, уйдя в отставку в 1798 г, доживал свой век вдали от двора, занимаясь воспитанием детей и своим обширным хозяйством. Умер он в 1819 году.

В этом же году одна из дочерей Браницких Елизавета Ксаверьевна стала женой М.С.Воронцова. Он уделял усадьбе большое внимание. Быть может, здесь и зародилась его любовь к строительству парков. Украсили парк бронзовые и мраморные скульптуры, вазы, доставленные из-за границы: "распоряжением Воронцова из Парижа морем через Одессу доставленными и на месте в имении расставленными". По свидетельству современников, из Венеции привезены были итальянские копии античных скульптур, которые когда-то были заказаны Наполеоном для Версаля. Перед Бальным залом появились статуи Аполлона и Артемиды, перед колоннадой "Эхо" – статуя Гермеса. Воронцов закупал также дорогие экзотические деревья для большего разнообразия в насаждениях парка. После рождения внука А.В. Браницкая дарит Воронцовым участки земли в Крыму. Паркостроительные работы в Алупке и Верхней Массандре, деятельное участие в которых принимала Елизавета Ксаверьевна, как бы продолжают начатое в Александрии.

По некоторым данным, закладка парка могла происходить с участием инженера Людвига Христиана Метцеля, прибывшего на службу в Тульчин к Феликсу Щенсному Потоцкому и впоследствии создавшего знаменитую Софиевку. В польских источниках упоминается, например, что когда Метцель возглавлял Комиссию инженеров сухопутных и водных путей сообщения, он засадил деревьями дорогу до Белой Церкви, проходившую по безлесной равнинной местности. Версия об участии Метцеля вполне допустима, если принять во внимание, как профессионально задуманы гидротехнические сооружения Александрии, Напоминает одну из Софиевских композиций из камня "Грот Дианы", изображенный на старой литографии. Между двумя семьями были довольно тесные связи, две из дочерей Браницких были замужем за Потоцкими; София часто навещала Браницкую.

мена первых мастеров-строителей парка неизвестны; в реестрах они именуются просто "садовник". Лишь в документах за 1807 год значится, что у Браницких с 1796 г работали итальянский архитектор Доминик Ботани (архитектура Главного входа, рубеж ХVIII-ХIХ вв), садовник Август Станге из Львова, французский ландшафтный архитектор Мюффо, поляк Бартецкий, Витт и Штунге (вероятно инженеры), осуществлявшие работы по созданию прудов и каскадов, оформлению плотин, фонтанов, формированию отдельных парковых участков.

Описания Александрии мемуаристами XIX в не так многочисленны, как описания Софиевки, но из них можно узнать некоторые детали усадебной жизни. Тут и рассказы о роскошных балах и гуляньях в честь именин одной из дочерей, которая в подарок получила "садик" за изящной оградой из нескольких деревьев, украшенных драгоценными камнями (как видим, сад был самым дорогим подарком в прямом и переносном смысле), и восхищение декоративностью парка, его цветниками, клумбами, каскадами и фонтанами, и дань особому духу гостеприимства, который царил в усадьбе.

Известный мемуарист первой половины XIX в Филипп Филиппович Вигель, посетивший Александрию в 1823 г пишет, что в Белой Церкви Браницкая живала только по зимам; летом же – в трех верстах оттуда, в своей любезной Александрии,"собственными ее стараниями взращенном огромном парке".

Скромные постройки Александрии Вигеля удивить не могли, но он заметил, что над каменным двухэтажным домом, которому предназначено было вмещать "гостиницу", и в котором помещалась хозяйка, большими буквами выставлено было слово "Аusteria" (очевидно от английского Аusteria – строгий, аскетичный). И действительно, архитектура дома была простой, интимной – сооружение в виде почти замкнутого прямоугольника, необычное для усадеб того времени. "...Меня все бранят за то, что я не строю дворца. Я люблю садить, а не строиться", - говорила графиня. Далее Вигель пишет: "Посмотри батюшка, – сказала она мне, – двадцать пять лет тому назад здесь было голое поле, прутика не видать было, а теперь мы гуляем в густом лесу". Вигель дивится красоте парка. Быстрая речка Рось в ином месте удержанная, в другом вьющаяся по воле, протекает весь этот длинный сад... Всех прелестей этого очаровательного места он описывать не берется, так как их слишком много, но интересно следующее его замечание: "Графиня Браницкая сроднилась с природой; деревья сделались ее обществом и друзьями. Проезжая мимо иных приговаривала она: "голубчик, красавец ты мой!". С досадой отворачивалась от других, говорила мне: я этих терпеть не могу", – однако же, не лишала их жизни, не велела рубить".

Судя по рассказу Вигеля молодым насаждениям парка было лет 25-30, значит в 1790-х гг основные работы по закладке парка были закончены. По немногочисленным свидетельствам посетителей усадьбы, относящимся к XIX в, можно составить представление о некоторых его участках и композициях. Южную часть парка пересекали красивейшие каналы, озера и пруды, разнообразные по форме и величине, соединяющиеся системой шлюзов и водопадов. Через каналы были переброшены мосты и мостики. Один из мостов вел к небольшому островку Роз, в середине которого густо росли деревья, окаймленные розовыми кустами. В юго-западной части парка стоял Дом Садовника в стиле раннего барокко, неподалеку две оранжереи, в которых выращивались редкие экзотические растения для оформления интерьеров Аустерии и жилых павильонов, а в летнее время – газонов: большие пальмы и агавы выставлялись по всему парку. В теплицах выращивали инжир, ананасы; были также парники и питомники для выращивания цветов. Упоминается затейливая "аркадная" беседка из стриженых растений, которую украшали великолепные мраморные вазы. Поляна с бронзовой статуей "Гладиатора" была окружена красивыми чугунными скамьями. Судя по надписи на постаменте, статуя посвящалась М.С.Воронцову. Отсюда открывался прекрасный вид на Лазневый пруд и романтические Руины, служившие одновременно подпорной стенкой плотины Лазневого пруда. На острове Марии вблизи Руин стояла статуя Божьей Матери из белого мрамора.

О том, как выглядела усадьба и парк при жизни А.В. Браницкой можно судить по сохранившимся рисункам и акварелям 1820-1830-х годов.

По обычаю того времени, гости, и приглашенные художники делали зарисовки любимого детища хозяйки. Интересны рисунки Михалины Бежиньской (жены графа Ильинского, владельца усадьбы Романово на Волыни), акварели Виллибальда Рихтера и российского художника Богдана Годфрида Виллевальде. Рисунки даже не профессиональные, довольно точно передавали антураж отдельных уголков усадьбы и парка, прогулки и отдых гостей, причем реальных, а не вымышленных. Как правило, рисунки подписывались авторами и. впоследствии тиражировались путем изготовления литографий в мастерских Варшавы, Парижа и Берлина.

В 1815 г. Браницкая привезла из Берлина молодого садовника по фамилии Генц (Йенс), известного в современной транскрипции как Энс, Он за свою долгую службу сформировал живописные пейзажи композиционного центра парка, которыми мы восхищаемся и поныне. Участок "Клины", состоявший из небольших партерных клиньев-булингринов (пониженных газонов) и стриженных боскетов, Энс засадил ширококронными деревьями. Регулярные композиции он заменял прекрасными живописными пейзажными, применяя ширококронные деревья и чередуя большие и малые группы и одиночные деревья по принципу "лес на лугу". Были сформированы еловая и липовая аллеи, пейзажи Дубравы, каштановая аллея от Сквирской дороги до Аустерии. Семья Браницких высоко ценила заслуги Энса и к 50-ти летнему юбилею его творчества в Александрии в парке была установлена чугунная колонна на каменном пьедестале с завершением в виде плоской вазы.

После кончины Браницкой (1838 году) и, особенно, Энса (1869 году), парк стал приходить в запустение. И лишь в 1880-е годы при садовнике чехе Ренгере – человеке умелом, энергичном и влюбленным в свое дело, парк возрождается, Декоративные деревья расчищены и освобождены для обзора; кустарники сгруппированы и подчинены композиции парковых картин, придавая им законченный вид; обширные пространства полян засеяны отличной смесью газонных трав; приведены в порядок теплицы и плодовые сады. Деревья над озерами и каналами были подобраны колористическими группами таким образом, чтобы эффектно отражаться в воде. Наибольший эффект это давало осенью при разнообразной цветовой гамме листьев. На прудах плавали лебеди, а в воде – редкие породы декоративных рыб.

Планировочная структура центральной части по прежнему подчинена Дединцу (возвышенному участку, где размещалась Аустерия). Здесь сходятся все аллеи, соединяющие Главный вход, урочище Клины, Большую и Малую поляны, экономический двор, сад "Мур", Дубраву. Длина всех аллей парка достигала шестнадцать километров. Основа растительности – местные породы, дубы обыкновенный и красный, тополя пирамидальные, липа, береза, каштан, тюльпанное дерево, черемуха, граб, верба, осина, пихта, сосны обыкновенная и веймутова и лиственница, декоративные основные кустарники – сирень и жасмин.

Часть парка, которая еще при гетмане оставалась нетронутой, дикой и использовалась для прогулок в каретах и верхом, в конце XIX веке получает развитие как охотничьи угодья – строится охотничий павильон, зверинец, фазанник, водяная мельница, рыборазводные пруды. В огороженном зверинце свободно содержались олени, лани, серны, зайцы и фазаны.

Единственный сын гетмана Владислав Грегор, генерал и сенатор Российский, главный ловчий двора, жил в основном в Варшаве и Петербурге. Белую Церковь наследовал один из его сыновней Владислав Михал, граф Браницкий, маршалок шляхты повета Васильковского. Он целиком посвятил свою деятельность промышленному развитию края. В 1859 г он принимал у себя в Александрии императора Александра II, который участвовал в организованной для него охоте. После смерти Владислава (1884г.) опекуншей имений, приносивших, 1 млн.рублей ежегодного дохода. была его вдова, а затем до 1917 г – дочь Мария, княгиня Радзивилл.

Потомки Браницких и по сей день живут во Франции.

В музее парка сохраняются великолепные работы – бюсты Екатерины и Потемкина знаменитого российского скульптора Шубина. "Три грации" великого Кановы.

Портрет Октавиана Августа, Лаокоон, спящая Ариадна, напоминающие о былом великолепии этой усадьбы. В год 200-летнего юбилея Александрии в парке установлена колонна – памятный знак скульптора Р.Е. Гельман. Александрия – любимый парк жителей города и место паломничества отечественных и зарубежных туристов.

И.Д. Родичкин, профессор, доктор архитектуры
О.И. Родичкина, ландшафтный архитектор
(журнал «Ландшафтный дизайн Украина» №4, 2001)
официальный сайт парка (http://www.alexandriapark.kiev.ua)

<< Назад

сайт создан компанией веб студия